Распечатать страницу

Письмо дочери

Письмо дочери

Никогда не понимала, как мамы помнят время рождения своих детей, пока сама не родила. Когда даешь жизнь человеку – и год, и дата, и час, и минута – всё имеет значение.  Твое время – 11:50. Это был вторник, и, люди говорят, лил дождь, но для меня не существовало вокруг ничего, кроме холодного родового зала «Пироговки». У меня так мерзли ноги, что казалось на дворе не май, а холодный февраль. Я дрожала от страха и ответственности, и уже не чувствовала боли. Я ощущала нутром, как ты хочешь поскорее познакомиться со мной, как тебе нужна моя защита, уже не там, внутри, а здесь, в мире, который выбран был для тебя кем-то свыше.
Тебе было приготовлено три имени на выбор. Ты наверняка знала об этом, потому что ты обычно все знаешь заранее. И там, внутри, ты наверняка перебирала эти имена, смакуя их на своем маленьком язычке. Один день ты наверняка хотела быть Варварой и размашисто ходила внутри моего живота, варварски раздирая его в клочья. Другой день ты бы согласилась на Соню, потому что затихала в трепетном ожидании рождения или думала о чем-то о своем, перебирала пальчики и посапывала в полудрёме. На третий же день ты выбирала Женю, хитро улыбаясь и строя рожицы, удивляя всех вокруг и суя свой нос во все места. Видимо день твоего рождения был этим «третьим» днем, и распахнув свои огромные глаза с длиннющими ресницами, ты сказала мне, что ты Женя. Так и договорились.
С тех пор моя жизнь перестала быть прежней. Я не была предоставлена самой себе, перестала быть наглой и бесстрашной «бешеной табуреткой». Прошло немало времени, прежде чем я поняла, что именно случилось со мной. Я смотрела на тебя и удивлялась: как так то? Кто это? Зачем это мне? Как это вообще могло случиться? Жизнь закрутилась вокруг тебя. Ты помнишь, как спала в коляске на балконе? Звуки пролетающих птиц и проезжающих машин убаюкивали тебя, и у меня было время расслабиться и сделать что-то по дому. А помнишь, как длинными ночами ты не отпускала меня от себя и я стояла, прислонившись к холодной стене, не в силах уже ходить, качая тебя, по коридору маленькой квартиры туда и обратно. Стояла и плакала оттого, что боялась, что сейчас мои руки ослабнут и я уроню тебя? Ты помнишь, как в три года, ты, радостная, забежала в квартиру после прогулки и кинулась со всей дури на подоконник к открытому окну, а я метнулась, чтобы поймать тебя? И в тот момент мое сердце разорвалось на куски, а наутро седина покрыла пряди волос… Ты помнишь, как умилялись родные, когда ты на своем удивительном языке маленького человека декламировала нам «Мойдодыра» ? Как проникновенно ты читала «ты волна моя, волна…». Помнишь, как отважно ты села на велосипед и встала на коньки? Знаешь ли, как замирало мое сердце и как я просчитывала пути твоего возможного падения и расставляла руки пошире, чтобы ловить тебя?
Твоя прабабушка не дожила до дня, когда ты пошла в 1 класс, а она очень хотела. И тогда 1 сентября с нами пошла ее сестра, тетя Лида. Мы всей гурьбой с наслаждением провожали тебя в школьную жизнь и тусили в коридоре, пока вам вручали ваши первые дневники. Помнишь, как твое счастье улетучилось, когда ты узнала, что за подарками приходит сложная, ежедневная кропотливая работа. Мы наблюдали, как ты корпела над прописями и считала столбиком.  Но не все было гладко: кто же любит учиться, когда тебе восемь , а на улице так прекрасно.
Следующие годы пронеслись вихрем: путешествия в разные страны и твое умение терпеть жару и холод, ориентироваться на местности всегда удивляли нас; ты копила свои игрушки тоннами, не желая ни с кем делиться и изредка мы замечали, что не прочь и умыкнуть игрушку другого ребенка и втихаря спрятать ее среди своих; ты стойко переносила все болячки, которых было множество, разбитые до крови коленки не останавливали тебя, ты вставала и улыбаясь бежала дальше; ты не жалела нас и выкручивала руки, когда хотела заполучить желанную вещь и шла напролом, если что-то было нужно – попробуй-ка поспорь!; ты плакала, когда слышала гимн России или песню День Победы, хотя особые патриотические чувства  мы тебе никогда не внушали; ты меняла направление своего  интереса еще до того, как я успевала выяснить, сколько стоит абонемент: айкидо, рисование, лепка, танцы, снова рисование, глина, гитара, бокс, лошади…;  все собаки в округе знают тебя по запаху и по имени, чего только стоит старый английский бульдог Платон, который, завидев тебя, бросается тебе в ноги, и ты кидаешься на колени перед ним, и вы целуете другу друга, и ты треплешь его уши, спину, а он будто хрюкает от удовольствия, а ты довольная в бульдожьих слюнях не можешь от него оторваться; а эта твоя выходка с покупкой котенка, когда ты пошла в директору школы и пожаловалась, что твои родители не могут выполнить твою заветную мечту, после чего меня вызвала директриса и строгим голосом сказала, что детские мечты должны сбываться, после чего в нашем доме появилась короткошерстная Боня … и вот ты выросла.
Твое взросление прошло в буйстве гормональных психозов и выкидонов. Нам стало трудно общаться, и я начала учиться смалчивать обиду. Я часто на тебя обижалась. Но понимала, что это неправильно. Ты быстро забывала, что обидела меня, и снова становилась радостной и веселой. А я кусала губы – как же так? Что я делаю неправильно? Я начала искать хорошее в каждом плохом твоем поступке, начала вспоминать себя подростком, становиться на твое место, заходила внутрь твоей души и копалась в ней в поисках ответов. Ты этого не заметила, но однажды я начала понимать тебя лучше. Мне повезло, что ты откровенна. Пугающе откровенна, и каких-то вещей я хотела бы не знать. Но я их знаю, и живу с ними, и некоторые вещи не знает никто, кроме нас с тобой. Теперь я дорожу этими секретами. Плохими секретами. Потому что сейчас и ты понимаешь, что это было плохо. Мы столько всего пережили вместе, что трудно представить, что на такое вообще способны люди.
Сейчас, когда я умом понимаю, что ты уже взрослая, я чувствую сердцем, что ты еще меньше, чем когда тебе было 7, потому что твои желания охватить необъятное, твое большое сердце, твоя агрессия и максимализм делают тебя еще более уязвимой перед этим миром, чем когда ты вышла со своего первого урока в школе. Да, я знаю, что я тебе сейчас не нужна. Ты думаешь, что ты все можешь сама. Ты делаешь вид, что самостоятельна и готова пуститься во все тяжкие. Но на самом деле, ты маленькая девочка и такой останешься для меня навсегда.
Я желаю тебе черпать ту любовь, которую ты сейчас испытываешь в своем сердце, по чуть-чуть , чтобы наслаждаться каждым мгновением. Желаю в этой взрослой жизни брать все хорошее и рождать хорошее внутри себя. Верить в хороших людей и не встречать плохих. Пусть рядом с тобой всегда будут надежные друзья, которые заменят меня, если меня не будет рядом. Пусть твоя жизнь будет наполнена радостными событиями, музыкой, воздушными шарами, тортами, смехом, танцами – всем тем, что ты так любишь.
А я всегда буду рядом, чтобы охранять тебя – на земле или на небесах.
Твоя мама.

Опубликовано: 23 Мая 2019 // 00:05

Автор: Юлия Сафонова

Возврат к списку


Фотогалерея

Акция "Бессмертный полк" 2019

Акция "Бессмертный полк" 2019

Первомай 2019

Первомай 2019

Митинг против транспортных проблем

Митинг против транспортных проблем

Самарская жемчужина

Самарская жемчужина

InterioRoom 2018

InterioRoom 2018

Дентал-Экспо. Самара. 2018

Дентал-Экспо. Самара. 2018

Парад Памяти 2018 года

Парад Памяти 2018 года



Авторская колонка

Отбились!
Отбились!

На днях случилось важное событие, демонстрирующее тот факт, что рейдеры далеко не всесильны: впервые за два года ООО "СМТ" выиграло в суде! По результатам камеральной проверки по декларации НДС, суд отказал в удовлетворении требований налог...

Упразднение буквы "Ш" не отменит вопрос качества шин
Упразднение буквы "Ш" не отменит вопрос качества шин

На будущей неделе, скорее всего, решится вопрос отмены обязательного использования знака «Шипы», который российские автомобилисты традиционно вешают на заднее стекло автомобиля. 9 ноября соответствующий проект был внесён в Правительство РФ.